December 16th, 2012

Вопрос про игрока и игру

Во вчерашней игре "Что? Где? Когда?" на вопрос про игру и игрока любому опытному игроку в ГМЧ было бы ответить очень просто. Действительно, тот, кто хотя бы раз проигрывал в ситуации, когда все тылы прикрыты и проиграть никак не возможно, мог с точностью дать ответ, что самая большая засада в том, что проигрыш означает необходимость прекратить игру.

Еще месяц назад вы активно приобретали знания и конкурентные преимущества. После поражения они оказались бесполезны.

У вас огромный запас нерастраченной энергии и желания биться. А вам говорят остыть.

Вы объективно лучше своих более удачливых конкурентов. Но продолжают играть они, а не вы.

Страх поражения настолько силен, что не идет ни в какое сравнение с волей к победе. Лучше всего это заметно на международном финале. Награждения суперфиналистов воспринимаешь спокойно: в любом случае игра закончена, а твоё место пускай окажется и не первым, но всё равно где-то сверху. Миссия выполнена. Не то с объявлением суперфиналистов: не попадешь в двойку - всё, финиш, мог бы, родной, и не приезжать. В следующем сезоне начнешь всё сначала, с прохождением всех этапов и заматеревшими противниками. На Ютубе есть видео и награждений суперфиналистов и объявления суперфиналистов. В первом случае - всё относительно спокойно и несколько даже устало, во втором - щенячий восторг у одних и жуткая подавленность вперемешку с разочарованием у других. Видел и слезы. Парадокс, но это так.

Эффект поражения многократно усиливается теми ресурсами, которые были инвестированы в подготовку. Психологический стресс вначале, две недели подавленного и почти бессмысленного анализа злополучной игры и к концу месяца постепенный выход из депрессии.

Всё серьезно, ребята, набирайтесь сил и знаний.